Среда, 22 Ноября 2017 года
Подписка на новости:

Александр Стебловцев умеет создавать комфортное для окружающих пространство.
Господин архитектор

Если раньше люди стремились в первую очередь продемонстрировать внешние атрибуты своего материального статуса, то теперь приоритетным для многих стало оформление жилища. Собственная среда обитания – место, где человек хочет чувствовать себя счастливым.

Александр Стебловцев умеет создавать комфортное для окружающих пространство. Интеллигентность – вот подходящее слово, как для самого архитектора, так и для созданных им интерьеров. Изысканность и простота его проектов находит своих поклонников, и потому у Александра Владимировича всегда много работы.

«Буржуа»: Александр Владимирович, похоже, что профессия архитектора переживает настоящий бум. Их услуги востребованы и в архитектурных институтах вновь очень большой конкурс…

Александр Стебловцев: Безусловно, сегодня  профессия архитектора востребована намного больше, чем в советские времена, когда основная масса проектов была не востребована. И, самое главное, к услугам архитекторов обращаются не только производственные или коммерческие структуры, но и частные лица. Сейчас даже в свою квартиру люди приглашают архитектора для оформления интерьера.

«Буржуа»: После советского интерьерного «голода» все хотят максимально персонифицированное жилище. Что сейчас формирует вкус людей, которые обращаются к архитекторам?

А.С.: Вкус формируют красивые примеры: у многих появилась возможность ездить за границу, начали издаваться качественные журналы для потребителей. Обыватель в хорошем смысле слова, подковавшись, сам четко представляет, чего хочет. Обладая от природы вкусом, а таких людей немало, он и сам может грамотно подобрать гармоничные материалы и получить удовольствие от собственной работы.

Но если клиент хочет построить дом в определенном стиле, ему, безусловно, необходим профессиональный архитектор. Стиль подразумевает множество нюансов, которые нужно уметь гармонично собрать воедино. Человек может узнавать архитектурные стили, понимает их, но выполнить целостную работу ему не под силу. В таких случаях чаще всего и обращаются к архитектору. Не мной сказано, но я с этим согласен: творческого начала в профессии архитектора на 5 %, остальное – кропотливый, рутинный труд. Бесспорно, это очень интересная творческая профессия, но зачастую над творчеством превалируют чисто технические вопросы и нормативные документы.

«Буржуа»: Как при этом могут возникнуть новые стили?

А.С.: Новые тенденции возникают очень редко, и архитектор опирается на те стили, которые уже созданы, либо он пытается смешивать их между собой. Часто говорят, что современный стиль – это отсутствие стиля, но если к созданию интерьера подошли со вкусом, создав эклектичный интерьер, то при гармоничном сочетании компонентов он будет отлично выглядеть.

«Буржуа»: Что означает правильно? Кто может это определить?

А.С.: Правильно то, что воспринимается гармонично, закономерно, когда из пространства не хочется что-либо убрать или добавить, и находиться там приятно. Это субъективное ощущение. Если это нравится всем – это хорошо. Если архитектор что-то создал и это не нравится никому, кроме его самого, наверное, это не совсем хорошо, хотя опять-таки мы знали много примеров, когда художники, архитекторы создавали нечто, что сначала никому не нравилось и находило признание спустя время.

«Буржуа»: Что мешает архитекторам создавать сейчас новые стили?

А.С.: Талантливых «архитекторов от природы» очень мало. Когда я смотрю на работы Гауди – я поражаюсь и понимаю, что это – космос. Еще будучи студентом, он был признан гением. Его студенческие работы были выставлены на всемирной выставке в Париже как символ Испании, страна назвала их своим достижением. Это природный дар. Многим удается  развивать свои способности в процессе работы. Себя я могу отнести именно к таким. Но не стоит даже пытаться сравнивать себя с такими самородками, как Гауди.

«Буржуа»: В процессе глобализации так ли нужны Гауди, если есть несколько ведущих архитектурных бюро, которые выигрывают мировые тендеры на интересные проекты благодаря своей хорошо организованной структуре?

А.С.: Конечно, в таких архитектурных бюро работают талантливые архитекторы. Есть бюро, которые возглавляют яркие личности в архитектуре,  например, Норман Фостер. Но они смогли продемонстрировать свой талант благодаря стечению определенных обстоятельств. Архитектору важно получить социальный заказ, где можно себя проявить и благодаря этому сделать профессиональную карьеру. Ведь многие архитекторы не сумели себя раскрыть либо потому что их способности не были нужны обществу, либо из-за их конфликтного характера, либо по каким-то другим причинам. 

Новые направления и приемы создают те, кто сумел состояться в архитектуре и получил признание. Благодаря строительству новых красивых объектов они определяют тенденции и, по сути, внедряют новые технологии и диктуют моду, которая потом тиражируется другими архитекторами. Но если вы почитаете профессиональную архитектурную критику, то поймете, что зачастую во внешне красивых объектах есть масса профессиональных недостатков, известных только узкому кругу. Даже если по явным причинам архитекторам объект не понравится, широкая общественность может им восхищаться и наоборот.

Ведь видные мастера не всегда создают шедевры, случаются и неудачные работы, или примеры банального подражания собственным же работам, эксплуатация одной и той же успешной идеи.

«Буржуа»: Есть ли критерии абсолютного шедевра в архитектуре?

А.С.: Я думаю, что не обязательно должно пройти время, чтобы объект был оценен по достоинству. Многие архитекторы при жизни успевают насладиться успехом.

Критерием шедевра является признание, либо среди архитекторов, либо общественности, либо тех и других. Ведь существует множество премий, что-то наподобие  архитектурного Оскара. И когда смотришь на  список премированных объектов, понимаешь, что они это заслужили. Но в Англии есть еще и абсолютно серьезная номинация «за самый уродливый объект». И даже известные архитекторы могут номинируются на нее. Случается, что объекты, получившие такие премии, через время решают снести.

Вообще, реализация серьезного объекта это всегда определенный риск. Проект может быть хорош на бумаге, но воплощенный в жизнь, не оправдывает ожиданий.

Архитектор – генератор идей, но он не может обходиться без помощников, грамотных конструкторов, которые рассчитывают объект, участвуют в формировании его окончательно вида. Правильно рассчитанная конструкция не может быть не красивой – таковы законы природы.

«Буржуа»: Работа архитектора – это зачастую сотворчество с заказчиком. Как на этот процесс влияют его вкус и предпочтения?

А.С.: Грамотный заказчик никогда не будет навязывать архитектору стили и свой вкус, он просто правильно поставит задачу. Именно такие заказчики, доверяя архитектору и не мешая ему, позволяют создавать новые тенденции. Для архитекторов, безусловно, интереснее работать над созданием масштабных проектов: национальных музеев, аэропортов, музеев современного искусства. Но в нашей стране сейчас подобных заказов мало. Поэтому большинство архитекторов с удовольствием работают над менее масштабными объектами. Например, самоотдача архитектора при проектировании частного жилого дома может быть выше, чем при работе над масштабным проектом, скажем, музеем. В доме каждый квадратный метр требует тщательной проработки.

Случается, что к архитектору приходят знакомые предыдущего заказчика с просьбой воссоздать точную копию. Разумеется, архитектор никогда не повторяет в точности элементы уже созданного проекта. Можно использовать стилевые решения, но само пространство, будучи другим, диктует свои подходы при работе с ним. Поэтому стараемся, чтобы фасады и интерьеры не повторялись, и все клиенты оставались довольны.

«Буржуа»: Какие клиенты для Вас нежелательны?

А.С.: Сложнее всего работать с теми, кто не знает, чего, в сущности, хочет. И бывает, что от такого заказчика архитектор через время отказывается, при этом всегда бывает жалко потраченных усилий. Вообще же, архитектор должен быть немного психологом и дипломатом, чтобы понять и тактично объяснить клиенту, каким может быть дизайн его дома. Иногда члены одной семьи высказывают диаметрально противоположные пожелания при создании интерьера.

«Буржуа»: Что вы можете сказать о массовом строительстве, которое формирует сейчас облик современных украинских городов?

А.С.: К сожалению, это строительство в основном коммерческое и зачастую уродует то хорошее, что было создано за прошлые столетия. Застраиваются промежутки между домами, исчезают зеленые дворы, игровые площадки. Застройка в центре города уплотняется за счет зеленых насаждений. Новые здания в исторической застройке с «эконом-фасадами» и массированная реклама разрушают масштаб уже сложившейся среды. Гигантские рекламные щиты с ободранной «обратной стороной медали» с открытыми фундаментами из грубых бетонных блоков, стоящие прямо по середине тротуаров – как это возможно? Есть цена квадратного метра строительства и цена квадратного метра реализации объекта – вот два фактора, которые в основном и определяют «архитектурный стиль» современной массовой застройки, хотя, конечно же, есть приятные исключения.

«Буржуа»: Однажды французский эксперт, оценивая конкурс рекламы в Украине, никому не дал Гран-При. Он мотивировал это тем, что, будучи жителем Парижа, впитывал с детства множество красивых примеров, потому критерии оценки его высоки и украинцы до них не дотягивают. Как Вы считаете, насколько реальна эта оценка?

А.С.: Я абсолютно согласен с такой оценкой. Среда, в которой человек родился и живет, очень важна. Архитектор в наших вузах, где есть грамотные педагоги, хорошая литература и методики, может получить хорошее образование. Но он не сможет полноценно творчески развиваться, если у него нет возможности путешествовать и созерцать архитектурные шедевры в живую, а не на бумаге. Разумеется, житель Парижа имеет колоссальное преимущество в этом перед жителем Макеевки: первый может видеть гениальные образцы архитектуры вокруг себя каждый день, жить в исторической среде высокого качества. И к тому же, у них совершенно другой доступ к информации. Свобода в передвижении дает колоссальную свободу  в творчестве.

Олеся БУХТИАРОВА

Фото: Александр СТРИНАДКО, из архива Александра Стебловцева



Ваш комментарий:
Ваше имя: Почта:
Rambler's Top100