Среда, 22 Ноября 2017 года
Подписка на новости:

В Припяти нет людей, зато прижились кабаны, собаки, кошки, крысы.
Город, не получивший паспорт

Бывшие жители когда-то очень благополучного по советским меркам города Припяти, что в двух километрах от ЧАЭС, печально шутят про свою навсегда утраченную малую родину: «Город, не получивший паспорта». На шестнадцатом году от рождения в результате техногенной катастрофы 26 апреля 1986 года он не по своей воле прекратил существование.
В Припяти люди не живут, тем не менее все-таки есть одно место, где они, хоть и временно, пребывают – контрольно-пропускной пункт. Только через КПП можно попасть в город-призрак, город-сумрак, который многие там побывавшие называют мистическим. Вместе с «пограничниками» встречает въезжающих в зону и известная на всю округу Муха. Муха – собака, обитающая здесь с незапамятных времен; и каждый год, неизвестно от кого, приносящая потомство. Благодаря ее повзрослевшим «детям», зараженная  местность все больше наполняется живыми существами, которым уже не ведом страх перед бушующим мирным атомом.
Собаки – не единые жильцы безлюдного города. Наиболее экзотическими стали кабаны, облюбовавшие запущенные квартиры. Вепри, как и их домашние сородичи, любят уют, а в брошенном людьми жилье тепло, дожди не льют, и можно забиться в какой-нибудь пустующей комнате в уголок, не опасаясь хищника. Непонятно почему, но животные предпочитают ванные. Иногда им приходится выбираться на улицу в поисках харчей, но этого добра для свиней валом возле каждого дома. Однажды черниговская журналистка, посещая свою бывшую квартиру в Припяти, столкнулась нос с носом с кабаном, выходящим на «прогулку» из соседней квартиры. В первую секунду оба от неожиданности оцепенели от страха, а потом с дикими воплями разбежались в разные  стороны. Лишь на КПП служивые утешили перепуганную женщину, поведав, что столь необычные постояльцы для них не диковинка.
О живущих здесь с момента основания города крыс как-то и упоминать не хочется: даже в суровые годы наибольшей радиоактивности они выжили. А как известно, на ловца и зверь бежит: вначале кошки с менее зараженных местностей устраивали набеги, чтоб полакомиться грызунами, а со временем самые осмелевшие пушехвостые окончательно обосновались в этом обильном на крысиное мясцо месте.
Один из ликвидаторов аварии на ЧАЭС в 1986-м году Анатолий Забобонов как-то рассказал, что впервые они поверили в победу над взорвавшимся реактором (еще только возводя укрытие над ним), когда осенью увидели воробьев около него. А когда там появились сороки, очень чутко реагирующие на экологические нюансы, ликвидаторы «почувствовали себя, как на курорте».
В сегодняшней Припяти многочисленные птицы поют на разные голоса, а звуки, издаваемые долбающими деревья дятлами, разносятся эхом на многие километры. Так что теперешняя фауна, в отличие от людей, признала Припять местом для обитания.

Социалистический рай для атомщиков
Посещение Припяти людьми – дело нынче обычное. Многочисленные делегации из  заграницы, приезжающие на бесконечные конференции на ЧАЭС, считают своим долгом обязательно заглянуть в мертвый городишко. Нередко посещают родные места бывшие припятчане, особенно много их собирается 26 апреля – в день взрыва на 4 энергоблоке (к сожалению, с каждым годом все меньше и меньше).
Они проведывают бывшие квартиры, общаются с бывшими соседями, а некоторых до сих пор мучает ностальгия по налаженному когда-то быту. Впрочем, большинство уже свыклось с теперешней долей и не тоскует по утраченным временам. А еще любят сюда приезжать за экстримом наши «дикие» туристы и простаки-иностранцы, которым доморощеные пройдохи втюхивают «путевки» за несусветные цены. Впрочем, приезжих в Припяти всегда было предостаточно – в старые добрые времена местная гостиница «Полесье» почти всегда была заполнена. Да, собственно, и сама Припять – город, созданный приезжими.
Начали его возводить в конце 60-х годов прошлого века. На ровном месте. Снесли местную флору, подровняли строительные площадки – и понеслось. Сами застройщики будущего населенного пункта ютились в бараках неподалеку от строительства, прилегающих селах, и даже на баржах, стоящих на реке.
Первые жители заселились в 1970 году, а две первые улицы назвали Энтузиастов и Энергетиков. Что, впрочем, неудивительно – обитателями должны были стать работники будущей атомной электростанции, что возводилась рядом. Да и сорваться с насиженного родного места в неизвестность могли в те времена только настоящие энтузиасты. Кроме того, энтузиазм достойно оплачивался, а пионерам-заселенцам достаточно быстро предоставляли мечту рядового советского человека – комфортабельное бесплатное жилье.
Припять стремительно разрасталась, и к моменту введения в эксплуатацию ЧАЭС – 1977 год, это было уже достаточно обжитое место. До станции по прямой было каких-то полтора километра лесом. Энергетики протоптали по ней стежку, назвав ее «тропой здоровья». По подобию киевского бульвара Тараса Шевченко засадили липами центральный бульвар, а там, где он заканчивался, разбили широкую площадь своеобразным треугольником, которая стала любимым местом отдыха припятчан. Правым углом стал отель, в центре расположился Дворец культуры, а справа – ресторан. Как рассказал бывший припятчанин Володя, когда он впервые приехал из Мурманска и увидел меню, попросту обомлел. Привыкши к северному ассортименту ресторанов, где на первое, второе и третье была рыба, рыба и еще раз рыба, он впервые в жизни удостоверился, что и в простом советском ресторане можно до отвала наесться разнообразно приготовленным мясом. Справедливости надо признать, что по голодным советским временам обеспечение атомщиков было по высшему разряду – здесь спокойно водились в магазинах горошки,  майонезы и прочие сгущенки, недоступные широким массам советской общественности. И приодеться-приобуться для местных тоже не составляло труда – прямо с торговых баз сюда отправлялись дефицитные импортные туфли да фирмовые джинсы, стоящие втридорога на руках.
А чтобы атомщики-энергетики не чувствовали себя оторванными от внешнего мира, им построили речной вокзальчик, откуда каждый час – одиннадцать рейсов в сутки – отправлялись катера в Киев. Три часа – и вы в столице Украины, а уж за заработанные деньги на вахте можно было весьма недурно отдохнуть в городе на Днепре. С ностальгией припятчане вспоминают еще про знаменитый «мавзолей». Им назывался магазин ликеро-водочных изделий, где никогда не переводились очереди. Впрочем, свое название он получил от того, что над ним был установлен портрет Ленина, рука которого была выразительно опущена вниз. Любители «зеленого змия» воспринимали жест Ильича, как четкое указание «Здесь!».

Заросшая тропа к «мавзолею»
В 86-м здесь уже проживало 50 тысяч людей, достраивалась 5 и 6 очередь ЧАЭС... Налаженный быт оборвался внезапно. Еще в ночь с 25 на 26 апреля школьники с крыш домов любовались невидимыми доселе шикарными фейерверками со станции, а уже на утро 27-го все было обесточено, и практически все жители без промедления были эвакуированы. Разрешалось забрать с собой только самое необходимое, но в пылу суматохи многие забывали даже документы. Город вымер в одночасье...
Сейчас, спустя 24 год после катастрофы ничего не свидетельствует о былой зажиточности города. К «мавзолею» тропа заросла. В запустении все: многоэтажные дома вдоль проспекта, зияющие выбитыми окнами и рамами, с обрушивающейся штукатуркой и облупленными стенами. Превратившиеся в ржавчину звезды и серпы с молотами на фонарных столбах. Поросшие травой и кустарником дороги и бывшие асфальтовые дорожки. В апрельском многоцветье прячется вся разруха мертвого города. (Кстати, наиболее опасным для человека считается мох, пробивающийся сквозь асфальт – именно он «собирает» наибольшую концентрацию радиации и лепится на подошвы невнимательных туристов). И лишь два телефонных железных совдеповских автомата не сумела оккупировать зеленая живность – так и стоят они, раскинув свои двери без стекол, раскрашенные когда-то в желтый цвет, который каким-то чудом сберегся. А еще в глубине выделяется «чертово колесо», на котором жителям так и не довелось покататься – его открытие было запланировано на праздник – 1 мая 1986 года. В витринах магазинов справа от центрального бульвара до сих пор сбереглись праздничные надписи «май» и «1 мая», и намалеванные местным художником лепестки. А еще хорошо сохранились гербы, укрепленные на крышах двух наибольших высоток Припяти. На самом высоком – советский, а на соседнем – чуть поменьше – символ несуществующей УССР.
А еще чужим не рекомендуют здесь сильно отходить от трех центральных улиц, которые поддерживаются в более-менее нормальном состоянии – их ежедневно поливают. Цепануть нехилую дозу радиации можно на любом заброшенном углу – уровень ее никто не измеряет, а бывшие местные ходят только по своим домам. Кстати, три года назад руководством ЧАЭС был издан указ о запрещении посещения домов: в городе начали разрушаться дома и неровен час – кого-нибудь может накрыть многотонная бетонная плита.
Наш уезжавший автобус традиционно провожала Муха, доброжелательно виляя хвостом и чуть наклоняясь от вздувшегося живота. Вскоре население Припяти пополнится новыми обитателями, которым будет неведом страх перед «зоной».

Сергей БАХИН

Фото: pripyat.com



КОММЕНТАРИИ
WолчаPа
08.02.2011 12:48:55
Каждый раз читая отчеты туристов о посещении Припяти, невольно рисуешь картину происшедшей там катастрофы и ее ликвидации. А город-призрак манит все сильнее. Спасибо за прекрасный отчет!
Ваш комментарий:
Ваше имя: Почта:
Rambler's Top100